Новости города БезФормата.Ru
Егорьевск
Главные новости
 
Задать вопрос?

Тропою Пришвина и Паустовского

Тропою Пришвина и Паустовского - Егорьевский Курьер
Тропою Пришвина и Паустовского - Егорьевский Курьер
Тропою Пришвина и Паустовского - Егорьевский Курьер
Тропою Пришвина и Паустовского - Егорьевский Курьер
Фото: e-kurier.info

№ 39 от 28 сентября 2016 г.

Пять лет назад наш еженедельник опубликовал интервью с историком и краеведом, исследователем Мещерского края С.С. Михайловым.

Сегодня член Союза писателей России, историк, этнолог, главный редактор альманаха «Мещера край» Сергей Михайлов вновь любезно согласился рассказать «Егорьевскому Курьеру» о своей работе.

- Сергей Сергеевич, о Мещере немало писали мастера пера, включая классиков русской словесности Паустовского и Пришвина. Неужели осталось ещё в наших краях то, что можно открыть писателю и исследователю?

- Пришвин и Паустовский, которых я очень люблю, замечательно писали о природе Мещерского края. Но воспринимать их произведения как источник этнографической и исторической информации следует очень осторожно. Здесь многое надо читать между строк. Например, в рассказе «Золотой линь», на первый взгляд забавном, пожилой крестьянин ест суп из лягушек и носит драные лапти, причём делает это как бы просто из-за своего чудачества. Он же плетёт костюм из лыка, якобы для «Всесоюзной выставки». На самом деле за этим видна беспросветная нищета мещерских крестьян в 1930-х годах. Да и что открытым текстом мог бы сообщить о настоящей жизни людей из Мещеры писатель, сам скрывавшийся от ареста в лесном посёлке Солотча, в бане у своего знакомого художника Пожалостина и прятавший свои архивы там же, в подвале?
Так что, в отличие от советских классиков, я пишу о всех сторонах жизни народа. Включая и непарадную. Меня, в первую очередь, интересуют люди – то есть история, культура и этнография. Мои книги и статьи – это не художественная, а научная литература. И работы здесь для исследователей – историков, этнографов и краеведов – непочатый край.

- Наверное, в первую очередь вас интересует культура старообрядческая?

- Нет, это далеко не так. Старообрядцы в Мещере появились в конце 17 века. Меня же в первую очередь интересуют более древние культурные пласты, которые до сих пор находят отражение в этнографическом своеобразии Мещеры. Прежде всего, это остатки традиций и верований древних финских племён Меря и Мещера.
Мои научные интересы простираются и в более далёкие от нас глубины истории, вплоть до доисторической мегалитической культуры 2-3 тысячелетия до нашей эры, представители которой тоже оставили на территории Мещеры свои материальные памятники – древние астрономические обсерватории, календари и святилища. Речь идёт о представителях Дьяковской, Городецкой и Абашевской археологических культур, а возможно, и более ранних, совершенно нам неизвестных.

- И сколько же таких мегалитических памятников существует ныне на территории Мещеры?

- Я думаю, что таких памятников на территории Мещеры существовало не менее сотни. До наших дней сохранились единицы. Самый известный из них – Кривандинский мегалитический комплекс, называемый также Подмосковным Стоунхенджем, находится недалеко от Шатуры. Он был открыт и впервые описан замечательным исследователем мегалитов Дмитрием Павловичем Барсковым, который на протяжении многих лет выявляет такие места разной степени сохранности по всей Мещере. Подобный комплекс есть и в Егорьевском районе (пос. Сергиевский), но камни там (их более 200) подверглись значительным перемещениям, так как на этой территории, где некогда существовало языческое святилище, была построена церковь (к настоящему времени не сохранившаяся) и устроено кладбище.
В журнале «Старообрядческая мысль», который, кстати, издавал известный егорьевский фотограф Никифор Зенин, в заметке, посвященной месту древнего Никитского погоста, есть упоминание о том, что значительная группа крупных камней располагалась и в районе деревни Чёлохово. Сохранившийся крупный мегалит в лесу около этой деревни – остаток древнего сооружения. Барсков уверен, что челоховский камень несёт следы обработки и стоял некогда вертикально, являясь, по классификации учёных, менгиром, то есть доисторическим культовым обелиском.
Думаю, что древнее святилище, выложенное валунами, находилось и в центре села Высокое, там, откуда и начинался город Егорьевск. Сейчас на этом месте стоят Казанская деревянная церковь и здание бывшей шестой школы.

  • «Змеиный» камень в сухое лето. Расположенный среди болот в глухом лесу, явно имеет следы обработки человеком.
  • - А когда и как исчезли эти сооружения? 

    - У них было очень мало шансов уцелеть. В эпоху христианизации (в Мещере этот процесс происходил поздно, в 15 веке) на их месте, как и на месте других языческих капищ, стремились поставить храмы. Соответственно, вокруг возникало кладбище. Камни, в том числе жертвенные, использовались как надгробия. Нередко вокруг возникало поселение, часто именуемое в те времена погостом. Природный камень опять же был ценным строительным материалом для устройства фундаментов. Строительного камня в Мещере не хватало никогда. То, что осталось, в 18 и 19 веках разбивали на булыжники для мощения улиц. Скорее всего, именно так погибли и камни со святилища, которое было в селе Высокое.

  • Так выглядит типичный алтарный камень или жертвенник. Село Шатур.
  •  

    - За некоторыми деревнями в наших краях устойчиво закрепилась репутация колдовских. Остались ли колдуны в Мещере? 

    - Колдуны и знахари – это фактически часть древней традиции, к которой относится и шаманизм. И тех, и других в Мещере сохранилось до сих пор немало. Практически в каждом более-менее крупном населённом пункте живёт или колдун, или бабка-шептунья. Я знал многих из них, собирал поверья, связанные с колдунами, знахарями и их ремеслом.
    Один раз я стал свидетелем такого случая. Сидим со своим знакомым на вокзале одного из соседних с Егорьевском городов, что-то обсуждаем. Напротив – молодая женщина ждет, как и мы, электричку. Вдруг к ней подбегает довольно неопрятного вида, но трезвый, бородатый персонаж, хватает ее за руку, что-то быстро говорит, после чего мгновенно ретируется. Женщина – резко в слезы и тоже уходит. Это было классическое наведение порчи на первого попавшегося человека. Обращаться в таких случаях в правоохранительные органы бесполезно – преступления как такового здесь не было, да и у нас не европейское средневековье. А с другой стороны, как мне кажется, сама виновата – сидела с выражением некоего презрения и высокомерия по отношению к окружающим, вот и нарвалась на то, что на нее кто не надо внимание обратил.

    - Поделитесь с нами историями, которые вам довелось записать в гуслицких деревнях во время экспедиций…
    - Конечно, читателей всегда интересуют всякие байки и былички на эту тему. Ну, слушайте...
    Один деревенский колдун, когда умирал, долго, из последних сил, ползал по улице, с которой сразу убежали все односельчане. Когда люди через несколько часов вернулись, то нашли его тело, которое было каким-то образом вплетено в обычную лестницу.
    В конце 1960-х г.г. в одной деревне недалеко от Егорьевска умирала женщина, которая также была известна как черная ведьма. Уйти из жизни она не могла несколько дней. Дом, где эта женщина находилась, покинули все, включая ее детей. Со стороны было видно, как поднимается и опускается крыша – так душа колдуньи пыталась освободиться и уйти из тела. После, когда гроб с ней несли на кладбище, он ходил ходуном даже в руках крепких мужиков. Когда гроб поднесли к самой могиле, он все время выпадал из рук – могила как бы не хотела принимать умершую. Нашелся человек, который сказал, что надо вбить в могилу осиновый кол. Только после этого ведьму смогли похоронить.

    - А в других краях о колдунах рассказывают такие же истории?
    - Да, набор фольклорных представлений о колдунах Мещеры примерно идентичен тому, что можно записать в любом другом уголке России. Например, если видишь колдуна или колдунью, надо в кармане сложить пальцы фигой или крестом. Если чувствуешь, что тебя сглазили, нужно пойти в три церкви и поставить в них свечки или пить (умываться) водой из трех колодцев…
    По поверьям, некоторые колдуны могут превращаться в животных или птиц.
    Рассказывают, что колдуны умирают очень тяжело, пока кому-либо не передадут свою энергетику. Они могут сделать это, схватив человека за руку (кстати, так передается порча) или через стакан с водой, «чёрную книгу» и прочие предметы.
    В одной из записанных мною быличек «чёрную книгу», завернув в газету, бабушка передала совершенно незнакомому мужчине, когда он садился в поезд. Кстати, старушка при этом могла и не быть колдуньей, ибо по другому поверью, тот, кто держит «чёрную книгу» дома и при этом не занимается колдовством, сойдёт с ума. Колдун, который не направляет куда-либо свою энергетику, также сойдет с ума. Если он не колдует ни на кого, не сбрасывает то, что находится в нем в виде порчи и т.п., то это погубит его изнутри.
    Люди с энергетикой, в том числе и черной, живут везде. Этим страшны не столько деревни, про которые иногда любят говорить, что они «колдовские», а и большие города. Там собраны массы переселенцев отовсюду, и их, в отличие от деревни, где все на виду, незаметно. Самым страшным городом в этом отношении является Москва, в которой в метро, на улице или в каком-либо другом месте вы, сами того не понимая, можете встретить и представителя традиционной русской магии, и сибирского шамана, и колдунов Вуду, и одному Богу ведомо, еще кого и откуда.

    - А что можете сказать о знахарях?
    - Знахарей часто называют «белыми колдунами», в отличие от «черных» – вредоносных. Они лечат заговорами и другими способами, снимают порчу, но в качестве мести, наказания или в силу других причин тоже могут ее наслать. Наш современный знахарь во многом и есть прямой и генетический потомок древних родовых и племенных шаманов, бывших у наших предков. Энергетика настоящих белых колдунов, как правило, также передается по наследству внутри одной семьи. Часто она была у бабушки, а потом вдруг передается внучке, минуя мать и отца. Такие представления бытуют не только в наших краях. Даже у далёких от нас народов Приамурья (эти обычаи описала этнограф Анна Смоляк), шаманы, чувствуя скорую смерть, старались передать свои способности родственникам, и лишь в крайнем случае – чужому человеку. Последний, даже получив дар, полноценным шаманом у окружающих не считался и должен был при первом удобном случае вернуть «эстафету» представителям шаманского рода.

    - Записываете ли вы колдовские заговоры?
    - Заговоры записывают многие исследователи, занимающиеся традиционной культурой. Я не ставлю перед собой такую задачу, но если что услышишь – всегда запоминаешь. Один интересный момент могу рассказать. Еду как-то на электричке из Москвы. Вокруг меня, в основном, мужички из мещерской глубинки, района Гуся-Хрустального и т.п. Люблю прислушиваться к интересным разговорам, и не зря. За спиной слышу беседу двух мужиков. Один жалуется на тещу. Его собеседник говорит: «Да ты что, не знаешь, как?» и напоминает ему способ, как в течении трех месяцев с помощью одного ритуала уложить человека в могилу. Сообщать его читателям вашей газеты я от греха подальше не буду, но сразу скажу, наказание за такое в Уголовном Кодексе не предусмотрено.

    - Насколько все эти языческие традиции унаследованы от исчезнувшего финского племени мещера?

    - Во-первых, я бы не назвал это племя исчезнувшим. В Пензенской области мещера как этнографическая группа живёт до сих пор. Этих людей в начале ХХ века было около 30 тысяч человек, а сейчас осталось всего четыре деревни. Это потомки переселенцев из окрестностей рязанского села Нармушадь, которые покинули свои дома в начале 20 века. Кстати, люди эти не только до сих пор считают себя мещерой, но и стремятся искать спутников жизни в своей среде. Выходить замуж за русского или жениться на русской там принято, только если жениха или невесту не удаётся подобрать среди своих. И такой смешанный брак до сих пор считается там мезальянсом, делом почти постыдным.
    Во-вторых, Мещёра как край никогда не была моноэтничной. Рядом проживало другое финское племя – меря. И многие древние обычаи унаследованы от них.
    В-третьих, многие языческие обычаи были свойственны не только нашим финским, но и славянским предкам.
    Однажды Достоевский сказал, что русская душа сама по себе христианка. Мои исследования Мещерского края свидетельствуют об обратном – душа нашего человека сама по себе язычница.

    - А можете привести примеры именно финского влияния на традиционную культуру Мещерского края?
    - Обожествление деревьев и священных рощ. У этого древнего обычая есть современные отзвуки. В Шувое, Мисцево, Степановке, Устьяново мне рассказывали о так называемых «соснах колдунов». Там же я записал рассказы о том, что деды ныне живущих жителей этих сёл и деревень еще в 1930-е годы нередко ходили молиться в лес. Как они это делали – по-христиански или нет – никто сказать не может. Эти люди также посещали обычные храмы или старообрядческие моленные – они были приверженцами и старой веры, и обычного православия. Кстати, никаких поклонных крестов или икон там, куда они уходили, никто не видел. Не есть ли это некий остаток древнего почитания деревьев, существовавший в древности?

    - Попадалась ли вам архивная информация о Тимшинских скитах?
    - Нет, не попадалась. Всё, что я знаю об этих скитах, поведал ныне покойный краевед из Михалей Николай Артёмович Захаров. По его информации, монахи жили в 2-3 верстах к востоку от деревни Михали до середины 1930-х годов, после чего их то ли вывез, то ли расстрелял присланный в деревню отряд НКВД. Меня как специалиста заинтересовала информация о том, что тимшинскими монахами родители пугали детей, не велели им ходить в ту часть леса, где находились их полуземлянки. То, что я знаю про это место, кажется весьма странным и таинственным. В Шувое, например, и других местах, где находились скиты и поселения старообрядческих иноков, ситуация была совершенно другая. Там дети часто носили в скиты еду, передаваемую взрослыми. Помогать монахам продуктами считалось делом богоугодным. И детей Божьими людьми в Шувое никто уж точно не пугал, с ними наоборот советовали общаться.

    - То есть в лесу существовали «хорошие» и «плохие» места?

    - Да, плохие места существовали. Но не потому, что там селились монахи. Нехорошие места – это места захоронения утопленников, удавленников и вообще всех самоубийц. Если в других районах России их хоронили за церковной оградой или канавкой, то в Мещере для этого выбирали глухое место в лесу. Именно оно считалось нехорошим, оттуда трудно было найти дорогу назад, потому что путников там «кружило».

    - На что бы вы советовали обратить внимание молодым этнографам – исследователям Мещеры?
    - Я рекомендовал бы им заняться заводским и фабричным фольклором. На старинные фабрики мещерских городов и деревень, на торфоразработки стекались люди из различных мест, самого разного происхождения, привносили в местную культуру нечто своё. Что-то из новых обычаев приносили деревенские мужики, ходившие на заработки, «в отход». Так, например, в Орехово-Зуевском районе мне удалось записать семейные предания о том, как на Морозовской фабрике рабочие наказывали зарвавшихся мастеров, а также стукачей и подхалимов из рабочей среды. Их связывали, мазали углём лицо и возили по цехам на угольной тачке. Затем торжественно вываливали за ворота. Наказание так и называлось – «тачка» и означало полное изгнание из рабочей среды. После этого наказанному нередко приходилось менять не только работу, но и место жительства. Пятно на семье оставалось на всю жизнь. Дразнили и жён, и детей.
    Там же был ещё один обычай, называемый «впрыск», или «могарыч». Вновь поступивший на фабрику рабочий был обязан полностью пропить свою первую зарплату вместе с новыми сослуживцами. Если этого не делалось, коллектив не принимал его, и на новой работе новичок долго не задерживался. Подобные обычаи наверняка существовали и в рабочей среде старого Егорьевска. Их надо фиксировать для исторической науки.

    Беседовал Алексей Марков

    Игорь Брынцалов: Люди нам доверяют - Администрация г.КоломнаУважаемые коллеги, единомышленники! Примите самые искренние поздравления с 15-летним юбилеем Партии «Единая Россия»!
    02.12.2016 Администрация г.Коломна
    Памятник воинам, погибшим в битве на Волоколамском рубеже, открыли сегодня к 75-летию битвы под Москвой - Серп и МолотСегодня в д. Шишково Волоколамского района к 75-летию битвы под Москвой был открыт отреставрированный памятник воинам, погибшим в битве на Волоколамском рубеже.
    02.12.2016 Серп и Молот
    Лидия Антонова: Партия завершает пятнадцатый год работы с хорошими результатами - Химские новости1 декабря – 15-летие партии «Единая Россия» Уважаемые друзья, коллеги, единомышленники!
    02.12.2016 Химские новости
    В Солнечногорске открылась стела воинской доблести - Минжилкомхоз МО02 декабря 2016 года, Московская область. Вице-губернатор Московской области Наталья Виртуозова открыла стелу «Населенный пункт воинской доблести» в Солнечногорске.
    02.12.2016 Минжилкомхоз МО
    Верея против - Центр Города В районе прошли первые публичные слушания. Тема преобразования Наро-Фоминского района в городской округ в последние несколько недель самая обсуждаемая и в администрации, и среди обычных жителей.
    02.12.2016 Центр Города